воскресенье, 16 февраля 2014 г.

Моя деревня в составе губернии

Шереметьево.
Русь. Необъятны твои просторы, полноводны твои реки. Неиссякаемы богатства твои. Богатства земли русской, богатства души русской.

В 1870г. Князь Василий Петрович Шереметев приобрел около полторы тысячи десятин Засурских сенных покосов в устье речки Огневки на территории Воротынского района Нижегородской области. У Василия Петровича и Ольги Дмитриевны Шереметевых было четверо детей: Петр(1862-1916),Ольга, Елизавета(родились в 1885г.) и Марина(1890-1925). Шереметевы – один из самых древних  и прославленных российских родов. Их предок Гланда – Камбила  Дивонович, в православном крещении Иван, в конце XIII в., прибыл в Москву из Прибалтики.  
Местную жилую базу помещик заложил на переходе Лашманской дороги через речку Огневку. Здесь был построен большой полудомок с кирпичной кладовой, который после закупил Василий Федорович Ламбасов. Рядом с ним, вдоль дороги, кирпичный сарай, (молочно – товарная ферма, длина её примерно 60м.), где размещались конюшни, свиноферма. 

Поодаль стоит и поныне остов двухэтажной кирпичной сыроварни интересной архитектуры с жилыми помещениями на втором этаже. Успешно втянулся в экономическую жизнь последний потомок Петр Васильевич Шереметев, которому было 27 лет. При засурском хуторе Шереметево, у него был лесопильный завод, он еще в 1912г. был действующим. Но здешняя дача была известна своей сыроварней. В этом хуторе было развито животноводство. Здесь выращивали крупно - рогатый скот и на отходах с сыроварни откармливали свиней. Граф Шереметев привез из Швеции мальчика Якова Гольфрида, в качестве мастера – сыродела, который  российского подданства не принял и прожил до 1937года. С началом Сталинских репрессий Яков Гольфрид уехал в Швецию со своим сыном, а его жена и дочь остались в России. Всем хозяйством управлял агроном с высшим образованием – Николай Иванович. К сожалению, фамилия его уже забыта жителями этой деревни. Обслуживающий персонал, рабочие на ферму, были наняты по конкурсу – объявления о приеме на ферму и на маслосырзавод были напечатаны в тогдашних газетах. Вареные сыры были очень большими, весили пуда полтора. Продукция отправлялась в основном в Москву, а до этого хранилась тут же, в подвале. А пол в подвале был паркетный, паркетная плитка была сделана на яичном растворе мастерами своего дела. На свой засурский хутор Василий Петрович вначале приезжал часто, но после все заботы легли на плечи управляющего, который был нанят из чуваш. А сын, Петр Васильевич бывал здесь редко, чаще – его жена – француженка. Редкое посещение барина было занято охотой на болотную дичь.  Узнав о приближающейся революции в России, Петр Васильевич решил продать имение. Узнав о продаже имения, крестьяне с разных волостей решили выкупить эти земли. Это было в 1909г.
Были посланы ходоки в Юрино (основное имение графа Василия Петровича Шереметева).Вот их фамилии:
1.  Алексеев Алексей Терентьевич
2.  Васильев Михаил Васильевич
3.  Андреев Николай Иванович
4.  Шумилов Егор Григорьевич и другие.
Они составили «купчую» через крестьянский земельный банк с выплатой в течение 20 лет. Имение было разделено на паи. После этого образовалось чувашское поселение Шереметьево. По документам старожилов известно, что последний взнос за землю был сделан 5 марта 1918г., после чего произошла национализация земли, а долг графу так до конца и остался невыплаченным.

Шереметевы оставили свое славное имя на территории бывшего Васильсурского уезда, и сейчас про них говорят и часто добавляют при этом дворянское звание – граф, хотя здешние Шереметевы этого и не имели. Но, видя их настоящее богатство, большие дела, значение в истории края, звание это прижилось в упоминании имени членов всего их рода во всей округе.
    К этому взять хотя бы воспоминание жителя с. Полянок соседнего Ядринского уезда,             относящееся к началу 1910-х гг. «До Нижнего от нас можно добраться за одни сутки. 

Вставали на ранней зорьке, закидывали за плечи мешок с домашними лепешками шагали по сурской долине. Не так уж близко до Волги, но не так уж и далеко. Часа через 4 хорошего хода путник уже входил в Шереметев хутор, само название которого говорит о том, что здесь некогда царствовал один из графов Шереметевых. А от хутора до Васильсурска рукой подать. Не пройдет и часа, как путешественник уже сидит на пароходе…».


И стоит Русь, обдуваемая ветрами перемен исторических, несущая бремя страстей человеческих.                                                                
Стирались города и села с лица земли и заново возводились. Умирали великие личности, прославившие своими деяниями Русь, но им на смену приходили новые поколения людей, так, же любящих свою родину. Куда бы их судьба не забросила и какие бы испытания перед ними не ставила. Жизнь на Руси продолжалась и продолжается.
Материал взят частично из книги Е.Е. Ерагина «В устье Суры по Огневке».
           Ерагин, Е.Е. В устье Суры по Огневке / Е.Е. Ерагин. – Нижний Новгород, 2006. – 388с.