понедельник, 22 декабря 2014 г.

Нарспи - девушка из чувашского села

У каждого народа есть своя культура и свои литературные жемчужины. Поэма переведена на многие языки мира и народов России. По этой поэме поставлены мюзикл Н. Казакова «Нарспи», спектакль Л. Родионова и В. Яковлева «Нарспи», написана опера Г. Хирбю «Нарспи». В столице Чувашии г.Чебоксары есть улица Нарспи, торговый дом «Нарспи» и т.п. Мало того, в г.Казань есть два магазина, названные в честь героев поэмы «Нарспи» и «Сетнер». Возможно, имя «Нарспи»  где-то еще встречается в нашей повседневной жизни. Но сейчас речь не об этом, а об истоках популярности этого женского чувашского имени. Всему виной, конечно же, литературная жемчужина Чувашии — поэма «Нарспи». Книга была написана молодым и очень талантливым чувашским поэтом Константином Ивановым в 1908 году на чувашском языке. Если быть наиболее точной, то написано произведение было в 1907 г., но опубликовалась поэма в 1908. Надо заметить, что любое литературное произведение ценится не только сюжетом, информативностью, структурой и стилем, но еще и красотой слога.  

Здесь кроется первая проблема любого переводного издания. Люди, хорошо владеющие чувашским языком, утверждают, что поэма «Нарспи» в оригинале звучит, словно журчание ручейка: где-то плавно и размеренно, а где-то задорно и весело. Передать ритм стиха требует от переводчика не меньшего таланта, чем от самого автора. Поэтому при составлении своего мнения о поэме  подобное обстоятельство следует учитывать всерьез. Лично я читала «Нарспи» в переводе с чувашского языка Борисом Ирининым. Прежде всего, следует учесть, что положение женщины в дореволюционной Чувашии было не лучшим, чем у рабыни. В начале женщина принадлежала отцу, потом — законному супругу. Мнение женщины мало волновало мужчину. Женщину легко было обидеть, унизить и оскорбить. Было вполне нормальным явлением избиение жены. Константин Иванов в своей поэме отразил правдивую действительность тех времен и истинное положение чувашской женщины в обществе. Недаром один из главных героев Сетнер считался сиротой, несмотря на то, что его старушка-мать была жива. Современный читатель зачастую судит о произведении, забывая об этом обстоятельстве.  Мало того, что Тохтаман никак не мог смириться с сопротивлением Нарспи, так еще узнал о ее побеге с Сетнером накануне свадьбы. Ревность и обида развязывали руки грубому Тохтаману. Он бил ее нагайкой, не щадя своих сил каждую ночь. Нарспи же была глубоко несчастной сразу по нескольким причинам: грызла сердце разлука с Сетнером, унижения и физические страдания в совместной жизни с нелюбимым и старым мужем, тоска по родному селу. Ей некому было даже пожаловаться на свою несчастную долю. Впрочем, Константин Иванов никак не выражает свою позицию относительно судьбы и поведения Нарспи. Он просто констатирует факт за фактом. А факты далеко не утешительные. Спустя 3 недели после свадьбы, в бесконечных избиениях и оскорблениях, Нарспи решается на великий грех — убийство ненавистного мужа. В искусно приготовленный суп молодая жена добавляет яд. Ничего не подозревающий Тохтаман, вернувшись вечером с работы в поле, съедает не одну тарелку, нахваливая умения супруги. Спустя несколько часов, он умирает. Нарспи, не теряя времени и прячась от людских взоров, убегает в лес. Там она случайно встречается с Сетнером, и, они вместе возвращаются в родное село Сильби в нищую лачугу Сетнера и его матери. Далее можно было бы события развернуть в сторону хеппи-энда. Например, со временем примирить Нарспи с родителями и устроить, наконец, ее счастье. Но автор решил иначе. Во-первых, родители Нарспи, узнав, что дочь вернулась в родное село и поселилась у Сетнера, пришли с целью вернуть свою бывшую собственность — дочь. Они долго ее срамили за убийство мужа и за постыдное внебрачное сожительство с мужчиной. Неоднократно отец с матерью указывали Нарспи, что ее выбор пал на парня из нищеты, что так же позорно! Но Нарспи твердо заявила, что если Сетнер не будет ими принят, и их брак не будет благословлен, то она им больше не дочь. Проклиная и Сетнера и Нарспи, родители покинули дом бедняка, надеясь на то, что нищета заставит Нарспи изменить свое решение и придет к ним сама на поклон. Но судьба распорядилась иначе. В ту же ночь в богатый дом Михедера забрались воры. Они усыпили батраков и с легкостью убили стариков-хозяев. Когда до Сетнера донесся слух о несчастье, постигшем родителей Нарспи, он бросился к ним в дом на выручку, не взирая на свои обиды. Там он получил удар топора по голове. Увидев сразу три  трупа самых близких людей, Нарспи решила, что ей не место на этом свете. Она ушла в «Конопляный лог», где лишила себя жизни. Так заканчивается поэма «Нарспи» Константина Иванова.
Многие считают, что как бы там не было, но Нарспи не достойна, быть национальной героиней, так как не крути, а все-таки она убийца. Другие во многом винят Сетнера, мол, он мог бы и постараться хоть что-то предпринять для изменения ситуации. Однако данное суждение довольно строго. Ибо Сетнеру, скорее всего, было не больше 16, он работал с утра до ночи за троих, но этого оказалось недостаточным, чтобы поправить свое нищенское положение. Кто-то вообще придерживается мнения, что Нарспи обязана была терпеть всю свою жизнь, мол, такова женская доля, все так в то время жили. Есть охотники сравнивать данную поэму с шекспировскими Ромео и Джульеттой. Что ж, имеют полное право! А я бы предложила для интереса действия данной поэмы перенести в наше время. Разве сейчас не стоит та же проблема яркого контраста между богатыми и бедными? И как часто дочери олигархов выходят замуж за простого инженера или вообще грузчика?
В заключение хотелось бы добавить, что в поэме «Нарспи» очень много описаний природы, национальных костюмов, чувашских традиций и обычаев. Описан быт и другие национальные особенности чувашей. Именно поэтому судить о произведении, опираясь исключительно на сюжетную линию, я бы не посоветовала.
В любом случае, здесь есть о чем порассуждать и поспорить. Провести параллель с нашим временем или окунуть себя в то время и в те условия.
Рекомендую к чтению девушкам и юношам от 15 лет.

Библиография:   Иванов К.В. Нарспи: Поэма / К.В. Иванов. - Перевод с чувашского яз. Бориса Иринина; Под ред. А.Т.Твардовского.- Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1985.-  128 с.