вторник, 3 мая 2016 г.

Дети войны

Зайтова Татьяна Тимофеевна, родилась в 1930 г. в п. Лысая Гора Воротынского района. Вот что она поведала нам о себе: « Во время войны мы со старшими братьями и сестрами работали в колхозе. Вскоре братьев забрали на фронт вместе с отцом. Мы остались с сестрой и с мамой. Я тогда училась в 4 кл. , но мы наравне с женщинами пахали и сеяли на лошадях. Помню, мне ни как не удавалось запрячь лошадь, из-за маленького роста, помогали старшие. Лошадей было очень мало, их тоже увозили на фронт, многие болели, шел сильный падеж. Тогда пахали на быках, брали на ферме по-очереди.  Весной работали на запрудах, делали небольшие насыпи, чтобы вода не просочилась на поля. Весь урожай осенью собирать не успевали. После весенней вспашки собирали гнилую картошку и делали из нее крахмал и пекли на нем лепешки вперемешку с лебедой. Когда старших братьев забрали в армию, то до вечера молотили зерно на току за них. Бывало, идешь с поля, лапти рваные, портянки порваны, мама возьмет и заштопает лапти проволокой, а на портянки заставляла ставить заплатки самих. Поздним вечером, пока убирала скотину, заставляла вышивать и вязать при свете лампы - семилинейки.  Спали на полатях, бросим под голову свою одежонку, укроемся маминым большим платком, прижмемся друг к другу с сестрой, а в 4 часа уже подъем. Осенью собирали желуди и мололи их на ручной мельнице, во многих дворах они сохранились и по сей день. Затем из полученной муки, вперемешку со снытью или борщевиком пекли хлеб. Мать была не грамотной, поэтому письма на фронт отцу писала я. Когда приходила от него какая либо весточка, читала тоже я.  Войну он закончил на Дальнем Востоке. После войны добирался до дома в основном пешком, поэтому пришел только через месяц или полтора. Помню, отец с войны привез немного зерен кукурузы, посадил их в огороде, а осенью мы ели уже хлеб из кукурузной муки, да еще оставалось немного на кашу, которую ели только по праздникам.  Вот так и жили». 

Котова Таисия Васильевна, рассказала о своем детстве:
" Я родом из Волгограда, тогда это был Сталинград. Нас в семье было четверо детей, я самая старшая. Отец погиб на фронте. Жили мы тогда в осажденном немцами городе, все дома были разрушены, жили мы в землянках. В 1943 году зимой город освободили. Нам, тогдашним девчонкам, было лет 12, приходилось работать в госпитале, помощи от нас было мало, но все равно мы помогали санитаркам, стирали и скручивали бинты, чтобы получать карточки на хлеб и на продукты. Помогали расклеивать листовки. Работать мне пришлось с 15 лет на судостроительном заводе, работала я с мамой, вместе с ней стояла по две, а то три смены. Спать хотелось сильно, но спать было нельзя. Вместе с пленными немцами восстанавливали город, разбирали завалы  после бомбежек, таскали и убирали кирпичи. Свету тогда не было, делали из отработанных гильз и снарядов световые лампы, заливали их керосином и поджигали. В землянке всегда стояла дымовая завеса,  керосин экономили, его тоже получали по карточкам вместе с продуктами. Зажигали только чтобы поесть и прочитать вести с фронта. Но в основном слушали рупор на заводе. После войны приехали сюда, в Отары.».

Спиридонова Августина Тимофеевна. " Родилась в 1932 году в поселке Шереметьево. Отец ушел на фронт в числе первых. Всю войну прошел и погиб в 1945году в мае.  Работала вместе с мамой на ферме.  Метали стога, молотили  в ручную зерно, были тогда такие деревянные палки, а на концах железные цепи, очень тяжелые, так мы с сестрой вдвоем одну держали. Ходили пахать и сеять, чего еще в колхозе была за работа. Помню, мама ездила от колхоза в Нижний Новгород с картошкой, тогда не могли дождаться, знали, что без гостинцев не приедет. Старались к ее приезду и в доме убрать, скотину накормить и подоить корову. Хлеба почти не видели, жили на крахмале, пекли хлеб вперемешку с лебедой. Ходили в лаптях. Бывало, ноги промокнут, не успеют лапти высохнуть с портянками, а уже в 4 часа на дойку бежишь, на ферму.  Нас в семье было четверо. Помню, весной был сильный разлив, вода доходила до огородов, а младшие дети пошли ловить рыбу и самая младшая сестра тогда утонула.  С мамой ходили тайком по ночам заготавливать дрова, тогда лес  так просто не давали. Печь топить было не чем, так засушим коровий навоз и им топили. Запах по дому, даже похлебка помню, навозом пахла. Вот как жили. Но жили хорошо. Ругаться не когда было, дружно жили. Старались помогать всем. У всех тогда одно горе было".