среда, 3 мая 2017 г.

Зайтов Игнат Тимофеевич

Дорогие друзья!
Отарская  библиотека предлагает вашему вниманию рассказ о боевом пути, во время Великой Отечественной войны, жителя Лысой Горы Зайтова  Игната Тимофеевича. Игнат Тимофеевич ушел  добровольцем в июне 1941г, в октябре 1941 года его отпустил командир на сутки по пути в Арзамас на курсы пулеметчиков в Арзамазское пулеметно-минометное училище. В декабре была сформирована 31-я отдельная стрелковая бригада, куда входил и 3-й батальон Игната Тимофеевича.  Бригада еще называлась курсантской. 31-я курсантская стрелковая бригада была сформирована в октябре 1941 года в одном из небольших городков Горьковской области. В течение полутора месяцев бригада была сформирована и переброшена под Москву. Командиром 31-й бригады был назначен полковник Степан Петрович Горбунов, комиссаром — полковой комиссар Яков Вершута. Советское командование планировало ударом 3-й и 4-й  на Калининский фронт в составе 3-й ударной армии участвовали в окружении немецкой группы армии "Север". В ночь на 8 января 1942 года батальоны 31-й бригады заняли исходные районы для наступления.
Ударных армий на стыке групп армий «Север» и «Центр» разгромить противника в озёрном районе западнее Осташкова, затем развивать успех в юго-западном направлении, обойти его ржевско-вяземскую группировку с северо-запада и во взаимодействии с войсками Калининского и Западного фронтов окружить и уничтожить её. В декабре 1941года их бросили под Москву и
Курсанты проложили в снегу колонные пути, протоптали тропы для движения подразделений. 9 января 1942 года войска 3-й и 4-й Ударных армий внезапно перешли в наступление. Утром, после довольно слабой артиллерийской подготовки, 31-я бригада перешла в наступление. Курсантские батальоны встретили сильное сопротивление. Огневые точки гитлеровцев подавлены не были. Лишь на отдельных участках удалось продвинуться на три-четыре километра.10 января освободили дер.Болашово, 16 января Молвотицы, 20 января г.Холм , его батальон обошел с юга (Торопецко-Холмская операция), с 20 января батальон замыкал кольцо окружения на Велие Луки.
23.февраля погиб при штурме от минометного обстрела, цель штурма -  железнодорожный вокзал Великих Лук, деревня Гречухино - пригородная деревня. Было письмо от друга Игната Тимофеевича его родственникам о том, что он его захоронили на опушке леса около деревни Гречухино.
«Как только рассвело, немцы стали обстреливать нас из минометов, а затем пошли в атаку. Весь день атаки следовали одна за другой, но были отбиты. В полночь противник при поддержке четырех бронетранспортеров снова двинулся в атаку, надеясь прорваться к Великим Лукам. Курсанты встретили его дружным огнем. Однако после полуночи на помощь гитлеровцам из Великих Лук подоспел усиленный батальон, который начал атаковать нас с севера. Теперь уже мы оказались как бы между двух огней. А немцы, чтобы не попасть под удары своих минометов, стали обозначать позиции белыми и зелеными ракетами. Чтобы ввести противника в заблуждение, курсанты принялись тоже пускать ракеты. Вскоре мы с Одинцом приняли решение завязать бой одновременно с северной и южной группами неприятеля, чтобы затем столкнуть группы друг с другом. И это нам удалось. Спустя час мы броском через глубокий снег вывели людей из деревни на восток. Немцы же в темноте продолжали атаковать друг друга... Наша оборона была активной. Курсанты не давали покоя врагу ни днем ни ночью. Разведчики бригады, возглавляемые лейтенантом Леонидом Киселевым, по ночам совершали вылазки к противнику и довольно часто добывали «языков». В начале февраля гитлеровцы атаковали наше боевое охранение и выбили его из Курякино. А вскоре минометный огонь обрушился на Макоедово. От пороховой гари нечем было дышать. Казалось, этому аду не будет конца. А когда шестиствольные минометы — «скрипачи» перенесли огонь в глубину нашей обороны, гитлеровцы пошли в атаку. Под огнем они залегли в полусотне шагов от наших окопов. На наши позиции опять обрушился огненный смерч. Погибли командир пулеметной роты лейтенант Семен Финварб, командир 1-го пулеметного взвода лейтенант Петр Сюрин, старшина роты Петров. Немцы снова пошли в атаку.
Рукопашный бой, завязавшийся в наших окопах, переместился в деревню. Санинструктор Мария Алексеевна Баданова, перевязывавшая раненого, увидела, как из-за дома показались три фашиста. Девушка не растерялась. Схватив автомат раненого, она длинной очередью скосила их. Более 40 лет отделяют меня от тех незабываемых событий. Но и по сей день, годы войны живут в сердце, будоражат душу. Может быть, я так остро чувствую все потому, что уже 20 лет прикован к постели... Годы нашей тревожной молодости, наша непосредственная причастность к судьбе любимой Отчизны и готовность отдать за нее жизнь — все это вошло в плоть и кровь,и будет помниться всегда, как и эти, рожденные войной строки:
Ухожу крутой дорогой
В край забытой тишины
От смертей, разлук, тревоги,
От большой беды войны.
От землянок в три наката,
От окопов в полный рост,
От сожженной отчей хаты,
От крестов и скорбных звезд.
За моей спиной остались
Горе, кровь, родной порог.
Уношу с собой усталость
Фронтовых моих дорог.
Навсегда прощаюсь с теми,
Кто ушел в глухую ночь...
Помоги солдату, время,
Боль святую превозмочь.
Помоги, обрадуй сказкой,
Светлой зорькой на пруду.
Но от памяти солдатской
Все равно я не уйду.

В период с 1943 по 1950 годы останки воинов были перезахоронены. По описаниям Игнат Тимофеевич перезахоронен в Братском кладбище г. Великие Луки. На кладбище покоится прах 6500 советских воинов.